Перспективы Евразии
Syndicate content

Октябрь 2017

После бури: Время быстро перестроиться и стать сильнее

Lilia Burunciuc's picture
Эта страница на: English
Каждый кризис это возможность измениться и стать сильнее, чем вчера. К республикам Центральной Азии такая возможность пришла в конце 2014 года, когда они пережили масштабный экономический шок. Обвал цен на сырьевых рынках затронул не только страны-производители нефти, подчеркнув узость производственной базы, лежащей в основе их благосостояния – но и страны-импортеры нефти, рост которых сильно зависел от спроса, подпитываемого денежными переводами извне.

Ухудшилось благосостояние всех стран. В 2015-2016 годах объемы импорта в Таджикистане и Узбекистане сократились на 15%, а в Кыргызстане – на 25%, это явный сигнал того, что и население, и предприниматели были ограничены в средствах.

Тост за еду: стремление к инновациям в пищевой промышленности Хорватии

Эта страница на: English
Инновации в индустрии продуктов питания могут показаться странными. Существует множество способов нарезать морковь, но нельзя заново изобрести свинину. В современном мире все более занятых и состоятельных людей характер спроса на продукты питания меняется, а потому имеется множество возможностей для инноваций в области предложения продовольственных товаров в соответствии с образом жизни людей. Многие потребители все чаще готовы платить за удобство и возможность побаловать себя ужином.


 

Дефицит воды и санитарии: Чего ждать Таджикистану?

Emcet O. Tas's picture
Два года назад я посетил кишлак в Рудаки, холмистом районе, расположенном к югу от Душанбе, Таджикистан. Он находится примерно в сорока километрах от столицы, но чувство такое, что между ними тысяча километров. Поднимаясь в гору, мы увидели женщину, которая несла ведра воды из ближайшего источника. Проехав ещё дальше, мы увидели купавшихся в той же реке детей и скот, пивший там же воду.  Приехав в кишлак, мы поняли, что уклад жизни здесь, в основном, сформирован дефицитом воды. На задних дворах стояли горшки и ведра, хранилось топливо и были сложены печи для кипячения воды, а выгребные ямы больше не использовались из-за отсутствия воды. Хотя мы и обнаружили остатки когда-то функционировавшей водопроводной сети, люди, живущие там, не имели доступа к водопроводной воде в течение, по крайней мере, двух десятилетий. А без нее им были доступны только самые базовые формы санитарии и гигиены.