Перспективы Евразии
Syndicate content

Могут ли уроки давних катастроф сегодня помочь строить города, устойчивые к бедствиям?

David Sislen's picture
Эта страница на: Română | Türkçe
 Викисклад
Развалины базилики Сан-Паулу после Лиссабонского землетрясения 1755 года. (Источник: Викисклад
Знаете ли вы, что в 1755 году на Португалию обрушилось столь разрушительное стихийное бедствие, что оно на долгие годы наложило свой отпечаток на политику, религию, философию и науку?

В тот роковой год во время праздничной мессы в День всех святых в Лиссабоне произошло землетрясение магнитудой 8,5: оно сровняло с землей соборы, вызвало семиметровую волну цунами и спровоцировало опустошительные пожары, уничтожившие почти 70% из 23 000 городских зданий. По некоторым оценкам, в результате землетрясения погибли от 10 000 до 50 000 человек, центр великой империи был разрушен, а ущерб был эквивалентен 32-48% тогдашнего ВВП Португалии.

До этого ни одно стихийное бедствие за всю историю Европы не привлекало к себе такого международного внимания.
 
«Великое лиссабонское землетрясение» потрясло всю Европу: описания землетрясения в изобразительном искусстве и литературе – тогдашних аналогах сегодняшних средств массовой информации – столетиями воспроизводились в целом ряде стран. Под впечатлением от руин Лиссабона Руссо после землетрясения выступал против крупных и густонаселенных городов, а Иммануил Кант опубликовал три эссе о лиссабонском землетрясении и стал одним из первых философов, пытавшихся объяснить землетрясения естественными, а не сверхъестественными причинами. А подробные исследования этого события в последующие годы заложили основы современной сейсмологии.

Ключевую роль в восстановлении города сыграла серия решительных новаторских мер:
  1. Восстановление города на базе научно-технических знаний. При восстановлении Лиссабона использовались инновационные методы строительства, в том числе «каркасный» метод, благодаря которому стены зданий с гибким деревянным каркасом внутри могли «сотрясаться, но не разрушаться». При тестировании других антисейсмических строительных решений вокруг макетов зданий маршировали воинские части, имитируя колебания почвы. Эти эксперименты заложили основу сейсмостойкого строительства.
  2. Планирование восстановительных работ в целях выявления дополнительных факторов риска. Маркиз де Помбал, руководивший восстановлением Лиссабона, позаботился и о том, чтобы свести к минимуму число возможных жертв в будущем при помощи оптимального проектирования. Обширные пространства, хорошая вентиляция, прямоугольная уличная сеть, не характерные для средневековых городов, были внедрены, с тем чтобы повысить эффективность эвакуации и борьбы с пожарами.
  3. Обеспечение дополнительных выгод. Поскольку ситуация требовала безотлагательных мер, а строительных материалов не хватало, для строительства новых мостовых использовались камни из разрушенных зданий, благодаря чему восстановление города пошло намного быстрее, а руины превратились в современные улицы.
 Викисклад)
“Gaiola pombalina” («помбалевская клетка») – архитектурный элемент в виде сейсмоустойчивого деревянного каркаса, разработанный при восстановлении «нижнего города» в Лиссабоне после землетрясения 1755 года. (Источник: Викисклад)
Но почему уроки стихийного бедствия, произошедшего несколько веков назад, до сих пор актуальны?

Разрушительные землетрясения отделяют друг от друга длительные периоды времени – именно этим зачастую объясняется то, что такие факторы риска быстро стираются из коллективной памяти. Известные из истории землетрясения служат примерами разрушений, которые могут произойти при серьезном стихийном бедствии. Но, если мы примем во внимание современную транспортную систему, жизненно важные линии электро- и водоснабжения и связи, ветшающие многоквартирные жилые дома и, что важнее всего, густонаселенные жилые кварталы, сценарий развития событий примет гораздо более тревожный характер.

Эксперты не в состоянии точно предсказать, когда произойдет следующее крупное землетрясение, однако, благодаря совершенствованию сбора данных во всем мире в последние десятилетия, все они придерживаются мнения, что следующее крупное землетрясение неизбежно произойдет в странах, наиболее подверженных сейсмическим рискам, таких, как страны Европы и Центральной Азии. Авторы недавно опубликованного при поддержке GFDRR доклада подтверждают, что, например, Румыния является страной с самым высоким уровнем сейсмического риска в ЕС: каждые сто лет в этой стране происходят два землетрясения магнитудой 7 и выше.
 
Проект ЕС SHARE («Унификация модели сейсмических угроз в Европе»), осуществляемый в рамках Глобальной модели землетрясений (ГМЗ), позволил преодолеть ограничения, связанные с национальными границами, и разработать первую региональную модель сейсмических угроз в Европе (включая Турцию). (ЕС SHARE)
Проект ЕС SHARE («Унификация модели сейсмических угроз в Европе»), осуществляемый в рамках Глобальной модели землетрясений (ГМЗ), позволил преодолеть ограничения, связанные с национальными границами, и разработать первую региональную модель сейсмических угроз в Европе (включая Турцию). (ЕС SHARE)

В странах Европы и Центральной Азии директивные органы руководствуются этой информацией о рисках при разработке мер, направленных на повышение устойчивости к потрясениям, а также других перспективных мер, включая инвестиции в энергосбережение.

В настоящее время более 1077 школ, 18 больниц, 61 поликлиника и 114 общественных зданий в Стамбуле защищены от следующего землетрясения. Министерство образования принимает решительные меры с тем, чтобы обеспечить сейсмическую безопасность школ во всей Турции, не забывая и о нуждах сирийских перемещенных детей.

В Армении инвестиции в проведение нового анализа сейсмических рисков повлекут за собой внесение изменений в строительные нормы и правила.

В Болгарии тщательно изучаются опасения, высказанные по поводу сейсмоустойчивости многоквартирных жилых домов.

А в Сербии правительство осуществляет реформирование политики и законодательства, направленное на всесторонний учет вопросов повышения устойчивости к стихийным бедствиям в государственных инвестициях и на максимальное повышение финансовой устойчивости в период после стихийного бедствия.

Хотя Лиссабон был восстановлен с использованием опередивших свое время устойчивых методов управления рисками стихийных бедствий, сегодня в крупных городах всего мира важные уроки истории слишком часто остаются без внимания. Мы должны безотлагательно активизировать наши усилия по повышению устойчивости к потрясениям и уберечь граждан от разрушительных ударов стихии, подобным тем, что произошли в Бухаресте (1977 год), или ровно 350 лет назад в Дубровнике (1667 год) или в Шемахе (1667 год), и т.д.

Никогда не поздно использовать исторический опыт, открывать побуждающие к действиям полезные возможности обмена знаниями и помнить о том, что крупные землетрясения, произошедшие в прошлом, несомненно, имеют сегодня большое значение для создания городов, устойчивых к ударам стихии.
 

Добавить новый комментарий