Перспективы Евразии
Syndicate content

Кто-нибудь слышал о «мусороведении»?

Meriem Gray's picture
Эта страница на: English


По высоте он не уступает самым роскошным зданиям Баку, вот только живут здесь только вороны и чайки. Добро пожаловать на центральный Балаханский мусорный полигон - крупнейшую свалку отходов «Большого Баку».

Ещё недавно здесь была просто огромная куча горящего мусора, которая возвышалась на отведённом для свалки участке с 1963 года. Теперь колонны грузовиков шесть дней в неделю доставляют из домов и офисов миллионов бакинцев по 350 тонн твёрдых бытовых отходов в день.

Вообще, воздействие мусорных полигонов на окружающую среду зависит от того, насколько качественно ими управляют. К числу традиционных проблем относятся загрязнение грунтовых вод и открытых водоёмов токсичными осадками, выброс метана (парникового газа, который образуется при процессах разложения и воздействует на атмосферу сильнее, чем СО2), а также распространение животных-переносчиков заболеваний.

После того, как в 2016 году была проведена реабилитация Балханского мусорного полигона, он стал напоминать скорее элемент ландшафтной архитектуры, а не свалку мусора.

Ариф Керимов, заместитель руководителя подразделения утилизации отходов ОАО «Темиз Шехер» (компании-оператора полигона), с гордостью показывает мне объект. «То, на чём вы сейчас стоите, - это, в принципе, большая куча мусора, которым много лет не занимались должным образом и который был опасен для людей», говорит он.

С 2009 года Всемирный банк оказывает содействие Правительству Азербайджана в разработке новой усовершенствованной системы сбора и утилизации твёрдых бытовых отходов в районе «Большого Баку». В итоге ситуация кардинальным образом изменилась, причём не только для жителей посёлка Балаханы, но и для всей страны.

Фаик Садыгов, специалист в области окружающей среды и утилизации отходов, который работает в составе Группы управления проектом, заметно оживляется, когда я прошу его пояснить, как действует механизм проекта. Очевидно, что он прекрасно овладел сложной наукой утилизации отходов, - тем, что некоторые называют «мусороведением».

Остаточные отходы (опасные отходы и зола мусоросжигательных установок) нельзя ни сжигать, ни перерабатывать; для них возможно только захоронение на эффективно управляемых мусорных полигонах.

«В Германии и в Скандинавии, например, на полигоны попадает менее 5 процентов отходов. Однако в некоторых странах следует использовать именно правильно и эффективно управляемые полигоны. Мы стараемся работать как можно лучше», добавляет Садыгов, рассказывая, как происходит отделение пригодных для повторного использования отходов с помощью тщательно отлаженной системы сортировки: машины сортируют металл, стекло, бумагу и пластик. То, что невозможно реализовать в качестве вторичного сырья, отправляется на другой полигон и на мусоросжигательную установку.

На базе этого инновационного и новаторского проекта правительство Азербайджана готовит Национальную стратегию по управлению твёрдыми бытовыми отходами. Новый комплексный подход, которым предусмотрено ответственное санитарное захоронение, сжигание и вторичная переработка отходов, не только способствует более качественной утилизации отходов, но также призван обеспечить энергетическую утилизацию и привести к существенному сокращению объёмов отходов, которые требуется отправлять на захоронение.

Когда мы уезжали, я осознала: чем больше я говорила с теми, кто отвечал за реализацию проекта, тем меньше я ощущала резкий «аромат» свалки. Часто мы не понимаем, какие сложности связаны с утилизацией отходов. Неважно, какое слово используется для обозначения этой важной отрасли – «мусор» или «отходы»; реклама получается не слишком хорошая. Но смотрите: из 350 тонн твёрдых бытовых отходов, которые поступают ежедневно, более 25 процентов используется повторно и перерабатывается. Большая часть того, что мы называем «отходами», может быть превращена в ресурсы или во что-то ценное.
 
В итоге напрашивается вопрос: почему мы всё ещё говорим о «мусоре»?

Добавить новый комментарий