Syndicate content

Март 2016

Как и на какие деньги мы могли бы жить до 150 лет?

Johannes Koettl's picture
Retired man with his surfboard
От природы у каждого вида организмов свой срок существования. Срок существования немного сродни верхней границе ожидаемой продолжительности жизни: если каждый представитель того или иного вида будет становиться все более и более здоровым, то ожидаемая продолжительность жизни этого вида будет неуклонно увеличиваться, но, в конечном итоге, будет ограничена сроком существования. Виды имеют разный срок существования: у мух он составляет всего несколько дней, а у гренландских китов - 200 лет. Что касается людей, то, как установили биологи, до 60-х годов прошлого века срок их существования составлял примерно 89 лет.

Это значит, что, если бы мы продолжали совершенствовать системы здравоохранения, то ожидаемая продолжительность жизни населения Земли сравнялась бы со сроком существования людей и составила бы 89 лет.

Как нам удалось отодвинуть границы ожидаемой продолжительности жизни?

Повышение эффективности глобальных программ реагирования на проблему вынужденного перемещения

Bassam Sebti's picture
После того, как в Сирии начались военные действия, кризис с беженцами приковывает к себе внимание во всём мире; уже было высказано немало соображений, направленных на решение проблемы вынужденного переселения, - как в регионе Ближнего Востока, так и в других странах. Вынужденное переселение превратилось в серьёзнейшее препятствие для развития; оно сказывается не только на самих перемещённых лицах, но и на тех сообществах, которые их принимают.

Свежий взгляд на глобальный финансовый кризис и тенденции бедности в ЕС

Doerte Doemeland's picture


Когда специалисты-практики в области развития, такие как мы, размышляем о бедности, в первую очередь на ум приходит, конечно же не ЕС. И хотя средний уровень доходов в Европе выше, чем в большинстве регионов мира, справедливо и то, что глобальный финансовый кризис 2008 года оказал огромное влияние на благосостояние наиболее уязвимых групп населения во многих странах европейского региона.

«Мы любим своих дочек. Но нужен сын.»

Giorgia DeMarchi's picture

“We love our daughters. But we need a son.”

Эта фраза отражает распространённые настроения в Армении и лежит в основе проблемы несбалансированной численности полов, которая приобретает в стране всё большую остроту. Сегодня Армения входит в число стран, для которых характерно самое несбалансированное численное соотношение полов: на каждые 100 девочек рождается 114 мальчиков, что превышает естественное соотношение - 100 к 105. Недавно мы встретились с представителями различных групп в Армении, чтобы лучше разобраться в глубинных причинах таких предпочтений, надеясь помочь в поиске действенного решения стратегического характера.
 
Данная проблема долгое время была характерна для Китая, Индии и других стран Азии, однако на Южном Кавказе она возникла лишь недавно. В Армении численное соотношение новорождённых стало изменяться в пользу мальчиков в 1990-е годы, когда экономические трудности и желание иметь менее многочисленные семьи в сочетании с появлением технологий, позволяющих определять пол будущего ребёнка, побудили многие семьи избирательно подходить к полу будущих детей, желая рождения сына. Результат? Поколение «пропавших девочек», - именно так это явление впервые назвал Амартья Сен.

Упускает ли Армения из виду ключевой элемент своего экономического потенциала?

Laura Bailey's picture
Когда мы во всем мире празднуем Международный женский день 8 марта, я всегда задумываюсь о том, что Армения упускает одну из важнейших составляющих экономического роста – работоспособное женское население. Женщины составляют 54 процента трудоспособного населения (от 15 до 64 лет), но среди них всего 40 процентов тех, кто работает или ищет работу. Фактически, только немногим более половины (58 процентов) женщин в этой возрастной группе представлены на рынке труда Армении, это на 18 процентов ниже, чем данный показатель у мужчин.

Young women, Armenia