Syndicate content

Conflict

Глобальная кризисная ситуация с беженцами требует долгосрочного гуманитарного решения

Jim Yong Kim's picture
Denham and his family have been refugees living in this tent for the last four years. © Dominic Chavez/World Bank

Наибольшие мировые опасности не могут быть ограничены рамками отдельных государств. Очевидно, что продолжающаяся кризисная ситуация с беженцами является беспрецедентной по своим масштабам и затрагивает людей, находящихся далеко от театра действий гражданской войны, территории нестабильности и конфликтов. Прошедшее в Великобритании голосование по поводу выхода из Европейского Союза показало, в частности, нестабильность и ощутимые последствия вынужденного перемещения.

Арабское реалити-шоу проводит проверки на человечность и сострадание

Bassam Sebti's picture

В Рамадан арабские телеканалы пестрят разнообразными передачами ‑ повторами популярных телесериалов, кулинарными шоу и спортивными соревнованиями. Но об одной из передач стал говорить весь город.

Al Sadma, или «Шок», арабская версия популярного американского шоу «Что бы вы сделали», ‑ это телешоу-розыгрыш. Но оно не похоже на многие другие безвкусные реалити-шоу, которые вызывают испуг и даже ужас. Это шоу, которое взывает к нравственности и рассматривает вопросы человечности.

Повышение эффективности глобальных программ реагирования на проблему вынужденного перемещения

Bassam Sebti's picture
После того, как в Сирии начались военные действия, кризис с беженцами приковывает к себе внимание во всём мире; уже было высказано немало соображений, направленных на решение проблемы вынужденного переселения, - как в регионе Ближнего Востока, так и в других странах. Вынужденное переселение превратилось в серьёзнейшее препятствие для развития; оно сказывается не только на самих перемещённых лицах, но и на тех сообществах, которые их принимают.

Мигрант или беженец: что в имени твоем?

Xavier Devictor's picture
Семья подает заявление в регистрационном центре УВКБ в Триполи, Ливан.
Фото: Мохамед Азакир, Всемирный банк

Люди пришли в движение. На железнодорожных станциях и пограничных пунктах пропуска во многих странах Европы – беспрецедентные толпы людей. Политические лидеры переезжают с саммита на саммит, пытаясь сформулировать ответные меры, однако события опережают их.  Отчаявшиеся люди идут на огромный риск и немыслимые мучения, чтобы получить шанс добраться до ЕС. И даже  с приближением зимы людской поток, по всей видимости, не иссякает.

Эти люди мигранты или беженцы? Перед лицом трагических событий определения и тонкие различия могут показаться неуместными.  Тем не менее, формулировки имеют значение, поскольку именно они определяют политическую и правовую среду, в которой будут устраиваться люди. 

Итак, в чем различие между экономическим мигрантом и беженцем? В принципе, ответ ясен: экономические мигранты – это, по существу, люди, ищущие возможности для улучшения своего экономического положения, а беженцы бегут от опасности, спасая свою жизнь, и их специфический статус определен Женевской конвенцией 1951 года. Другими словами, экономическая миграция соответствует «фактору притяжения»: мигранты едут в страну, где, по их мнению, существует спрос на имеющиеся у них знания и навыки. В отличие от них, вынужденно перемещенные лица едут в первое возможное место, где они будут чувствовать себя в безопасности - это фактор «отталкивания». 

Что касается экономической миграции, то ее преимущества, обусловленные соответствием навыков мигрантов потребностям рынка труда в принимающей стране, подробно освещены в литературе. Это преимущества и для экономики принимающей страны, где мигранты восполняют дефицит трудовых ресурсов, и для самих мигрантов благодаря увеличению их доходов, и для страны происхождения мигрантов, куда поступают денежные переводы и передаются новые знания.  С другой стороны, беженцы зачастую прибывают туда, где на рынке труда нет на них спроса, т.е. в «неправильное» место с экономической точки зрения, что лишает и самих беженцев, и принимающие их страны многих потенциальных экономических выгод.

"Уругвайская школа", или как справиться с кризисом в Сирии и инвестировать в долгосрочное развитие

Simon Thacker's picture

"Уругвайская школа" в Бейруте, ЛиванКогда газетные заголовки посвящены в основном насилию и политическим потрясениям в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, легко забыть, что наступило время ежегодного начала начал. От Машрика до Магриба дети возвращаются в школу. Родители покупают школьные принадлежности для малышей, и миллионы подростков оправляются в путь, который может предопределить их будущую карьеру. На этой неделе блог Voices and Views представляет Back to School 2013 – серию, посвященную проблемам, с которыми сталкиваются в регионе как учителя, так и учащиеся, а также политике и программам, которые могут изменить жизнь целого поколения. Мы ждем ваших комментариев.
 
Эта школа когда-то находилась на территории посольства Уругвая в Ливане, и это название как-то закрепилось. Сейчас Уругвайская начальная школа располагается в новом здании в совершенно ином, оживленном районе Бейрута. На первый взгляд это здание трудно счесть школой: семиэтажный корпус среди других высоких офисных зданий и заводов рядом с крупной магистралью.

Президент Группы Всемирного банка Джим Ен Ким: вопросы Саммита G20

Jim Yong Kim's picture

Во время двухдневного Саммита в Санкт-Петербурге, лидеры "Большой двадцатки" обсудили ситуацию в Сирии и вопросы глобальной экономики. В своем видеообращении Президент Группы Всемирного банка Джим Ен Ким говорит о тех важных темах, которые не следует забывать.