Почему Румынии требуется национальное видение

|

Эта страница на:

Фото: Д. Македон/Всемирный банк
Я имею честь жить и работать в Румынии, где основался чуть более года назад. Я люблю эту страну и особенно принявший меня как родного город Бухарест, удивительный во многих отношениях

Но это не всегда было так. Мой первый визит в Румынию состоялся почти 20 лет назад, когда я почти шесть недель проработал с Государственным фондом собственности (SOF), рассматривая возможности реструктуризации и возвращения к жизни некоторых из разрушенных старых заводов коммунистической эпохи.

Та Румыния была мрачной и однообразной - полная суровых людей, переживших годы диктатуры, которые привели к неожиданному и кровавому концу, погрузили большинство румын в хаотичный мир, где казалось никто ни в чем не уверен. Я путешествовал по всей стране и слышал одни и те же истории о лишениях, холодных зимах без отопления, закрытой экономике, в которую даже новости снаружи не проникали. Румыния была местом, в котором сотрудничество было невозможно, так как никто никому не доверял.

Я вернулся в Румынию в 2013 году и застал совсем другую картину: это была страна полная жизни и цвета. Вокруг были улыбающиеся, счастливые лица. С 5,2 процентами роста в первой половине 2016 года, Румыния является самой быстроразвивающейся страной в Европе, она полна молодых, талантливых людей. Бары, рестораны и клубы заполнены до отказа, всюду оживленная ночная и еще более яркая культурная жизнь.

Откуда это взялось?

После падения коммунизма у Румынии было единое видение и единая задача. Целью каждой политической партии было вступление в Европейский Союз. Когда в 1995 году Румыния представила документы на вступление в ЕС, они сопровождались знаменитой снаговской декларацией, подписанной всеми 14 крупными политическими партиями, декларирующими свою поддержку членства в ЕС. На протяжении более десяти лет все в стране были сосредоточены на одном, и румынам удалось достичь всех своих национальных целей - членства в НАТО и ЕС, создания демократического общества и быстро растущей свободной рыночной экономики. Целей, которые казались невозможными всего лишь несколько лет назад.

Наличие национального видения со способностью объединить все политические, экономические и социальные цели было главным. И это то, чего так не хватает Румынии сегодня.

На одной из последних конференций по вопросам стратегического управления, я призвал аудиторию представить Румынию процветающей, уверенной в себе и единой; Румынию, которая свободна от коррупции; Румынию, в котором каждый ребенок, независимо от этнической принадлежности, пола или класса имеет доступ к прекрасному образованию; Румынию, в которой каждый из граждан обеспечен медицинскими услугами мирового класса, которая заботится о больных, когда это необходимо, и поддерживает пожилых людей за счет выплат достойных пенсий. Румынию, которая является лидером среди европейских стран и служит для стран во всем мире образцом для подражания. Я действительно считаю, что это будущее возможно. Но это не произойдет без создания национального видения.

Румыния растет, улучшается, и во многих отношениях догоняет остальные страны Европы. Бухарест уже обогнал ЕС по среднему уровню дохода. С ежегодным темпом роста 8,75 процента в период с 2000 по 2013 год, Бухарест богаче, чем Рим, Мадрид, Афины, Берлин и Лиссабон по ВВП (по паритету покупательной способности) на душу населения. Мы движемся вперед, но в чем-то все же отстаем. Румыния отличается самой высокой скоростью интернета в Европе, и все же во многих сельских районах интернета нет вообще, а в некоторых деревнях даже электричество отсутствует. Развитие носит случайный и хаотичный характер. В один прекрасный день мы перекапываем дорогу, чтобы проложить оптоволоконный кабель, а затем мы возвращаемся на следующей неделе и копаем дорогу снова, чтобы проложить канализационные трубы. Мы, кажется, постоянно копаем одни и те же дороги, чтобы проложить под ними что-то новое, в то время как не можем построить дороги, необходимые, чтобы связать нас с остальной частью Европы.

Аналогичным образом, в секторе управления мы создали новые институты - такие как Агентство по борьбе с коррупцией (DNA) и Национальная контрольная палата (ANI) - но они продолжают подвергаться давлению со стороны политиков, находящихся перед угрозой правосудия. Во избежание этого нам требуется четкое и системное национальное видение, опирающееся на политический класс, а также дисциплина.

Национальное видение должно быть разработано всеобъемлющим образом, на основе широких консультаций, и нам нужно связать это видение с бюджетом и планом реализации, что может воплотить идеи в реальность. Мы начали с долгосрочного стратегического прогноза, обзора перспектив на предмет проблем и возможностей, проявляя дальновидность и решая вопросы, которые могут возникнуть в будущем, а не дожидаясь, когда они встанут перед нами - такие, как активное старение, изменение климата, технологии, логистика и торговые стратегии. Следующим шагом является переход от этого видения к стратегиям и программам, которые являются реалистичными, ограниченными во времени, связанными с бюджетом, и ориентированными на достижение результатов.

И наконец, первоочередное внимание должно уделяться внедрению надежной методологии контроля и оценки прогресса, оценке результативности, а также внесению, при необходимости, изменений и корректировок.

Для достижения Румынией этого видения, с начала года мы сотрудничаем с канцелярией премьер-министра. Мы выяснили, что существует множество стратегий - не менее 365 стратегий, по одной на каждый день года. В этих джунглях стратегий выживают только сильнейшие - большинство стратегий Румынии умирают прежде, чем они будут реализованы.
 
Почему это так?

Многие стратегии не ограничены по времени - есть смутное желание сделать что-то, но не установлено никакого срока для осуществления этих мер. Например, 27 из 31 стратегии Министерства транспорта были либо без даты, либо уже устарели.

Примерно в 2/3 стратегий, разработанных в Румынии, не упоминается бюджет, менее, чем 1/3 коррелирует с Институциональным стратегическим документом, в котором изложена стратегия для сектора, и более чем 1/3 являются результатом предварительных условий Европейского Союза, а не национальных приоритетов.

Это то место, откуда Румыния стартует. В партнерстве с Румынией, мы пытаемся получить до 100 процентов стратегий, основывающихся на национальном видении, связанных с бюджетом и с Институциональными стратегическими документами. Работая совместно с правительством Румынии, Всемирный банк содействует укреплению национального потенциала по разработке и реализации стратегического видения и всех элементов цикла стратегического управления, о котором говорилось выше. Однако, использование этого технического потенциала и возможность сыграть свою роль в определении будущего страны, потребует о все румын объединения вокруг национального консенсуса и политического руководства и готовность работать со всеми партиями в парламенте, чтобы претворить планы в жизнь
Ссылки по теме:
World Bank Governance Global Practice
Romanian Prime Minister’s Chancellery:
Romania Functional reviews
Blog: The Prime Minister’s Delivery Unit in Romania is saving taxpayers their time

Авторы

Ismail Radwan

Lead Public Sector Development Specialist

Присоединяйся к обсуждению