Syndicate content

Как и на какие деньги мы могли бы жить до 150 лет?

Johannes Koettl's picture
Retired man with his surfboard
От природы у каждого вида организмов свой срок существования. Срок существования немного сродни верхней границе ожидаемой продолжительности жизни: если каждый представитель того или иного вида будет становиться все более и более здоровым, то ожидаемая продолжительность жизни этого вида будет неуклонно увеличиваться, но, в конечном итоге, будет ограничена сроком существования. Виды имеют разный срок существования: у мух он составляет всего несколько дней, а у гренландских китов - 200 лет. Что касается людей, то, как установили биологи, до 60-х годов прошлого века срок их существования составлял примерно 89 лет.

Это значит, что, если бы мы продолжали совершенствовать системы здравоохранения, то ожидаемая продолжительность жизни населения Земли сравнялась бы со сроком существования людей и составила бы 89 лет.

Как нам удалось отодвинуть границы ожидаемой продолжительности жизни?

Повышение эффективности глобальных программ реагирования на проблему вынужденного перемещения

Bassam Sebti's picture
После того, как в Сирии начались военные действия, кризис с беженцами приковывает к себе внимание во всём мире; уже было высказано немало соображений, направленных на решение проблемы вынужденного переселения, - как в регионе Ближнего Востока, так и в других странах. Вынужденное переселение превратилось в серьёзнейшее препятствие для развития; оно сказывается не только на самих перемещённых лицах, но и на тех сообществах, которые их принимают.

Свежий взгляд на глобальный финансовый кризис и тенденции бедности в ЕС

Doerte Doemeland's picture


Когда специалисты-практики в области развития, такие как мы, размышляем о бедности, в первую очередь на ум приходит, конечно же не ЕС. И хотя средний уровень доходов в Европе выше, чем в большинстве регионов мира, справедливо и то, что глобальный финансовый кризис 2008 года оказал огромное влияние на благосостояние наиболее уязвимых групп населения во многих странах европейского региона.

«Мы любим своих дочек. Но нужен сын.»

Giorgia DeMarchi's picture

“We love our daughters. But we need a son.”

Эта фраза отражает распространённые настроения в Армении и лежит в основе проблемы несбалансированной численности полов, которая приобретает в стране всё большую остроту. Сегодня Армения входит в число стран, для которых характерно самое несбалансированное численное соотношение полов: на каждые 100 девочек рождается 114 мальчиков, что превышает естественное соотношение - 100 к 105. Недавно мы встретились с представителями различных групп в Армении, чтобы лучше разобраться в глубинных причинах таких предпочтений, надеясь помочь в поиске действенного решения стратегического характера.
 
Данная проблема долгое время была характерна для Китая, Индии и других стран Азии, однако на Южном Кавказе она возникла лишь недавно. В Армении численное соотношение новорождённых стало изменяться в пользу мальчиков в 1990-е годы, когда экономические трудности и желание иметь менее многочисленные семьи в сочетании с появлением технологий, позволяющих определять пол будущего ребёнка, побудили многие семьи избирательно подходить к полу будущих детей, желая рождения сына. Результат? Поколение «пропавших девочек», - именно так это явление впервые назвал Амартья Сен.

Упускает ли Армения из виду ключевой элемент своего экономического потенциала?

Laura Bailey's picture
Когда мы во всем мире празднуем Международный женский день 8 марта, я всегда задумываюсь о том, что Армения упускает одну из важнейших составляющих экономического роста – работоспособное женское население. Женщины составляют 54 процента трудоспособного населения (от 15 до 64 лет), но среди них всего 40 процентов тех, кто работает или ищет работу. Фактически, только немногим более половины (58 процентов) женщин в этой возрастной группе представлены на рынке труда Армении, это на 18 процентов ниже, чем данный показатель у мужчин.

Young women, Armenia

В качестве ответа: Голландская болезнь и рыночные силы

Hans Timmer's picture
Данный текст призван ответить на ряд вопросов, обозначенных в опубликованном ранее блоге Ульриха Бартща и Донато де Роза
 

Не смотря на то, что научные библиотеки заполнены аналитическими работами, посвященными голландской болезни, «ресурсному проклятью», и правилу Хотеллинга, остается еще немало места для дебатов по поводу оптимальных стратегий для стран, богатых природными ресурсами.  Какими должны быть оптимальные темпы их добычи (извлечения)?  Нужно ли этим странам проводить диверсификацию? Если да, то как ее проводить, и когда? Какая роль должна принадлежать суверенным фондам благосостояния? Можно ли избежать дестабилизирующего процесса адаптации после падения цен на нефть?

В недавно опубликованном блоге Ульрих Бартщ и Донато де Роза вновь обращаются к вопросу управления доходами от эксплуатации природных ресурсов. В этом анализе много правильных элементов, но есть одна большая проблема. Та строгость, которая используется при анализе товарных рынков, не применяется при анализе процесса накопления активов. В то время как рыночные силы объявлены жизненно важными для товарных рынков, о роли этих сил в накоплении активов [в докладе] говорится мало.

Давайте рассмотрим взаимосвязь между рыночными силами, накоплением активов и сравнительными преимуществами поподробнее.

Средства от продажи углеродных кредитов пошли на строительство велосипедных дорожек и станций метро в Бухаресте

Yevgen Yesyrkenov's picture
Оригинал на английском языке в блоге Development in a Changing Climate

Biking

В этом году у жителей Бухареста, столицы Румынии, появилось больше новых велосипедных дорожек и станций метро, чем когда-либо ранее. Теперь в городе проложено около 122 км велодорожек, и действуют четыре линии метро с 45 станциями.  Это приятные новшества для города, который страдает от загрязнения воздуха, и где многие люди привыкли ездить на личных автомобилях. Использование велосипедов и метро снижает уровень загрязнения воздуха в городе, а кому-то помогает быстрее передвигаться по городу. По мере роста популярности этих видов транспорта, по всей вероятности, снизится объем выбросов парниковых газов.

О голландской болезни и других недугах

Ulrich Bartsch's picture

В условиях резкого падения цен на нефть настало время вернуться к вопросам управления сырьевыми доходами. Любой кризис открывает новые возможности, и не стоит их упускать. Именно в кризисные времена политики ясно осознают свои прошлые ошибки и сетуют по поводу недостаточной диверсификации экономики за счет развития ненефтяных отраслей.

Итоги 2015 года в 12 графиках

Donna Barne's picture

Подводя итоги 2015 года, очевидно, что это был год важных свершений, решений, перемен и новых начинаний. Среди прочего, 2015 год войдет в историю историческим снижением уровня бедности, крупнейшим соглашением по проблеме изменения климата, рекордно низким уровнем детской и материнской смертности. Взгляните на то, что говорят нам данные.

1. Глобальный уровень бедности опустился ниже 10%

Молдовa: прощай, 2015, и здравствуй, 2016

Alex Kremer's picture
Kids from Moldova

Позвольте пояснить, почему Всемирный банк с оптимизмом смотрит на Молдову.
 
Основание для оптимизма № 1. Как страна, расположенная на границе крупнейшего рынка в мире, Европейского Союза, и стоимость рабочей силы которой составляет небольшую долю от средней стоимости рабочей силы в государствах-членах ЕС, Молдова могла бы стать магнитом для инвестиций для европейского потребителя. Свободные экономические зоны Молдовы показывают, насколько привлекательной может быть эта страна для иностранных инвесторов, когда бизнес защищен от коррупции и препятствий. Следовательно, в день, когда экономика Молдовы станет «чистой», ее граждане смогут наблюдать бурный рост в таких отраслях, как, например, легкая промышленность, а это приведет к увеличению спроса на рабочую силу и росту заработной платы. Ускорение же темпов экономического роста будет означать увеличение объемов доступных средств для финансирования достойного образования, здравоохранения и пенсий.
 
Основание для оптимизма № 2. Молдова уже выдержала серьезнейший экономический шок, обусловленный экономическим спадом в России и засухой 2015 года. По нашим прогнозам, после спада экономической активности в 2015 году на 2% в 2016 году рост ВВП Молдовы медленно возобновится и составит 0,5%, а в 2017 году увеличится до 4%.

Да, конечно, нельзя себя обманывать. 2015 год был тяжелым для экономики. Иными словами не описать рецессию, засуху и огромное по масштабам мошенничество в банковской сфере, бремя которого будут нести на своих плечах целые поколения граждан Молдовы. Именно мошенничество в банковской сфере отчасти повлекло за собой падение лея, повышение процентных ставок и рост цен. Сотрудники Всемирного банка должны руководствоваться экономическими соображениями, а не эмоциями, но я не могу не испытывать негодования в связи с тем, что простой Ион или простая Иоана должны расплачиваться за попустительское отношение властей к мошенничеству, совершенному в трех банках.

Однако процветание Молдовы достижимо. Поэтому в 2016 году давайте сделаем следующее...

Pages