Syndicate content

Sustainable Communities

Снова в школу? Расширение доступа к сейсмостойким школам в Турции для сирийских детей и принимающих общин

Johannes Zutt's picture


Сегодня в Турции больше беженцев, чем в какой-либо другой стране – почти 3,3 млн человек. Подавляющее большинство бегут от гражданской войны в Сирии и почти половина из них несовершеннолетние моложе 18 лет. Одним из катастрофических последствий этого бегства для детей является срыв их образования, причем примерно каждый четвертый ребенок сирийских беженцев в Турции – в основном в городских районах юго-восточной и южной части страны – не ходит в школу. Тем не менее, благодаря огромным усилиям правительства Турции, около шести из десяти сирийских детей школьного возраста теперь имеют доступ к официальным образовательным учреждениям или центрам временного образования в Турции – замечательное достижение, учитывая масштабы существующей потребности и скорость с которой она развивалась.

Прогулка в инвалидной коляске по Кингстону

James Dooley Sullivan's picture

В декабре прошлого года Джеймс Дули Салливан упаковал свое инвалидное кресло и отправился на Ямайку. Салливан, видео-редактор и создатель визуальных эффектов вещательной и мультимедийной группы Всемирного банка, хотел своими глазами увидеть, что значит быть инвалидом в развивающейся стране. Он рассказал о своем опыте в видеоролике и в серии блогов

© Laura Fravel

К счастью, когда мы приземлились в Кингстоне, нас встретил единственный предоставляемый в аренду на всей Ямайке минивэн с подъемником для инвалидных колясок. Удалось вместить и меня, и мое кресло, и моего коллегу Питера со съемочным оборудованием, необходимым для записи моих приключений по изучению среды доступности для инвалидов в развивающихся странах. У этого минивэна не хватало только работающих амортизаторов. Мне приходилось хвататься за подушку сиденья, когда наш водитель Дерек пытался уклониться от открытых люков по дороге в отель.

Всякий раз, когда я заселяюсь в отель, сразу отмечаю несколько моментов. Здесь, в Кингстоне, ковер на полу был толстым и по нему было сложно передвигаться на коляске, зато кровать была просторной и подходила по высоте. Мое новое кресло шириной 17 дюймов едва втиснулось в ванную комнату, а гранитная плита раковины била меня по ногам. В графу плюсов я записал душ с гибким шлангом, которым будет удобно пользоваться. В графу минусов – довольно низкий унитаз, который потребует от меня предельной концентрации при использовании.

С горных склонов к жизни в инвалидной коляске

James Dooley Sullivan's picture

В декабре прошлого года Джеймс Дули Салливан упаковал свое инвалидное кресло и отправился на Ямайку. Карибы - это туристическое направление, но поездка не была отдыхом. Салливан – видео-редактор и создатель визуальных эффектов вещательной и мультимедийной группы Всемирного банка, хотел сам увидеть, что значит быть инвалидом в развивающейся стране. Он поделился своей историей в видеоролике и серии блогов.

© Laura Fravel

Жизнь в инвалидном кресле довольно проста - требуется только несколько другой набор глаголов, характеризующих мои действия. Каждое утро я пересаживаюсь с кровати в кресло, еду в ванную и переворачиваюсь из кресла на унитаз. Затем я возвращаюсь обратно в свое кресло и натягиваю на себя рабочую одежду. Пью много чая, чтобы окончательно прийти в себя, прежде чем спуститься на внешнем подъемнике дома на тротуар.

Вовлечение граждан для улучшения результатов в области развития

Sheila Jagannathan's picture

С 15 марта по 26 апреля Кампус открытого обучения (OLC) Группы Всемирного банка приступает к проведению бесплатных Массовых Открытых Онлайн-курсов (MOOC) – Вовлечение граждан: переломный момент процесса развития? – на основе платформы дистанционного обучения edX. Эксперты из разных стран мира критически проанализировали, каким образом можно наиболее эффективно использовать вовлечение граждан для достижения результатов в области развития.

Жертвы преступлений: оказание услуг и поддержки наиболее уязвимым группам населения

Georgia Harley's picture

Новостные передачи наполнены сюжетами о преступности и насилии, законе и порядке. Мы слушаем, что говорят потерпевшие и свидетели. В тот момент, когда мы узнаем о потерпевших, то мысленно переживаем и молимся за них. Но когда происходит новое преступление, наше внимание переключается на него и мы начинаем забывать о тех преступлениях, которые волновали нас еще вчера. При этом, жертвы преступлений и их семьи никуда не пропадают, они продолжают жить, пытаясь встать на ноги после тяжелого испытания.

Зачастую именно они являются одними из наиболее уязвимых членов наших сообществ...

Когда хорошее соседство возвращает вас в детство

Victor Neagu's picture
Roma kids, Hungary
Как же спокойно в Györgytelep. Когда вы попадаете в этот район города Печ, в Венгрии, вашему взгляду сразу же открывается перспектива на гигантское строение, которое удивляет вас своим видом и заставляет задуматься о его назначении.

Когда-то эта громадина опускала рабочих в главную шахту расположенных неподалеку урановых рудников. Теперь это всего лишь реликт социалистического прошлого Венгрии и символ прошедшей эпохи. Когда шахта закрылась, многие работники лишились средств к существованию, но это чудовище почему-то по-прежнему возвышается среди окружающей его зелени.

Мигрант или беженец: что в имени твоем?

Xavier Devictor's picture
Семья подает заявление в регистрационном центре УВКБ в Триполи, Ливан.
Фото: Мохамед Азакир, Всемирный банк

Люди пришли в движение. На железнодорожных станциях и пограничных пунктах пропуска во многих странах Европы – беспрецедентные толпы людей. Политические лидеры переезжают с саммита на саммит, пытаясь сформулировать ответные меры, однако события опережают их.  Отчаявшиеся люди идут на огромный риск и немыслимые мучения, чтобы получить шанс добраться до ЕС. И даже  с приближением зимы людской поток, по всей видимости, не иссякает.

Эти люди мигранты или беженцы? Перед лицом трагических событий определения и тонкие различия могут показаться неуместными.  Тем не менее, формулировки имеют значение, поскольку именно они определяют политическую и правовую среду, в которой будут устраиваться люди. 

Итак, в чем различие между экономическим мигрантом и беженцем? В принципе, ответ ясен: экономические мигранты – это, по существу, люди, ищущие возможности для улучшения своего экономического положения, а беженцы бегут от опасности, спасая свою жизнь, и их специфический статус определен Женевской конвенцией 1951 года. Другими словами, экономическая миграция соответствует «фактору притяжения»: мигранты едут в страну, где, по их мнению, существует спрос на имеющиеся у них знания и навыки. В отличие от них, вынужденно перемещенные лица едут в первое возможное место, где они будут чувствовать себя в безопасности - это фактор «отталкивания». 

Что касается экономической миграции, то ее преимущества, обусловленные соответствием навыков мигрантов потребностям рынка труда в принимающей стране, подробно освещены в литературе. Это преимущества и для экономики принимающей страны, где мигранты восполняют дефицит трудовых ресурсов, и для самих мигрантов благодаря увеличению их доходов, и для страны происхождения мигрантов, куда поступают денежные переводы и передаются новые знания.  С другой стороны, беженцы зачастую прибывают туда, где на рынке труда нет на них спроса, т.е. в «неправильное» место с экономической точки зрения, что лишает и самих беженцев, и принимающие их страны многих потенциальных экономических выгод.