«Мы справимся с Эболой!» – голоса и лица тех, кто борется с эпидемией в ДРК

|

Эта страница на:

Изображение
1 Xnhoaakblm5rkztzjgp Bw
Сегодня всему миру известны фотографии, ассоциирующиеся с лихорадкой Эбола: медики в костюмах полной защиты, зоны дезинфекции, огороженные оранжевыми сетками, оказание помощи пациентам в «кубах» (биобезопасных блоках экстренной медицинской помощи при эпидемических вспышках) – и патологоанатомические мешки для тех, кого спасти не удалось. Но кто они, эти необыкновенные люди, которые ежедневно рискуют жизнью в надежде сдержать эпидемию Эболы, но лица которых часто скрыты масками?
 
Вот пять портретов неизвестных героев, работающих в Центре лечения лихорадки Эбола (ЦЛЭ). Медицинская НПО АЛИМА открыла этот центр в Бени – городе в провинции Северное Киву, где находится один из эпицентров нынешней эпидемии Эболы в ДРК.
 
Д-р Жуниор Икомо, 33 года, врач
 
© Vincent Tremeau/Banque mondiale
Фото © Венсан Тремо / Всемирный банк
 
«Я вхожу в состав первой миссии АЛИМА, которая начала свою работу в Бени в августе 2018 года после начала десятой по счету вспышки лихорадки Эбола в ДРК. Сотрудники Медицинского центра прошли вакцинацию от вируса Эбола, потому что риск заражения этим заболеванием высок, и соблюдение норм биобезопасности совершенно необходимо. Все наши сотрудники знают, как следует себя вести, входя на территорию Центра, и как следует быть одетым в зонах как низкого, так и высокого риска. Мы прошли соответствующее обучение, и каждую неделю мы проводим короткие инструктажи, чтобы напомнить всем о необходимости соблюдения принципов биобезопасности. Я горжусь тем, что, несмотря на все проблемы и сложности, мы никогда не опускаем руки. Мы всегда готовы принимать всех пациентов и помогать им, потому что это – наш долг и наша обязанность».
 
Луанж Катееро, 23 года, психотерапевт/социальный работник
 
© Vincent Tremeau/Banque mondiale
Фото © Франк Битемо / Всемирный банк
 
С таким именем – «Louange» по-французски значит «похвала» – она не может не вызывать восхищения у тех, кто работает рядом с ней. В свои 23 года Луанж, родом из Бутембо – города в Северном Киву, расположенного примерно в 50 км от Бени и тоже затронутого эпидемией Эболы, была приглашена на работу в Центр лечения лихорадки Эбола в качестве психотерапевта и социального работника. В чем состоит ее задача? Объяснять пациентам и их родным, что Эбола –это всего лишь болезнь, как и многие другие, описывать ход лечения, помогать им справляться с потрясением и бороться против стигматизации – короче говоря, психологически готовить их к жизни до эпидемии, во время и после нее. К психологии ей приходится прибегать и для того, чтобы убеждать свою семью и своих друзей: «Они боялись, что я занесу Эболу туда, где они живут».
 
Прежде чем приступить к работе в ЦЛЭ, Луанж прошла специальную подготовку, но длилась она всего три дня. Она быстро и безоговорочно втянулась в работу. «В чрезвычайных ситуациях надо быть готовым помогать тем, кто нуждается в помощи. Если ты психолог, бояться – это не выход. Иначе как я смогу помочь пациентам и их близким?».
 
Родриг Мумбере Касьенене, 24 года, дезинфектор
 
© Vincent Tremeau/Banque mondiale
Фото © Франк Битемо / Всемирный банк
 
«Я отвечаю за дезинфекцию подошв у людей при входе в детский сад и выходе из него. Пока женщины лечатся в Центре лечения лихорадки Эбола в Бени, их дети находятся в этом детском саду. Моя работа важна – благодаря тому, что я делаю, я защищаю себя и других людей. Я работаю в ЦЛЭ уже два месяца. Нас четверо, и мы выходим на работу каждый день посменно. Я получаю 10 долл. США в день. Раньше я работал мастером по компьютерам и ничего не знал об Эболе. Только начав работать в ЦЛЭ, я осознал всю сложность ситуации. Мне было страшно, но, в то же время, у меня появился стимул рассказывать другим об этой болезни и о необходимости защищать себя. Я уверен, что с эпидемией будет покончено, потому что положение уже изменилось к лучшему. Количество обращений в ЦЛЭ постоянно снижается, потому что люди все больше узнают об этой проблеме. Когда эпидемия Эбола прекратится, мне не составит труда вернуться к моей постоянной работе мастера по ремонту компьютеров».
 
Рут Кайиндо Камаву, 19 лет, санитарный работник
 
© Vincent Tremeau/Banque mondiale
Фото © Франк Битемо / Всемирный банк

«Я работаю в ЦЛЭ с декабря 2018 года. Мне совсем не страшно, потому что я уже добровольно сделала прививку и считаю, что Эбола – это всего лишь болезнь, как и многие другие. В ЦЛЭ я объясняю пациентам ситуацию, приношу им еду и одежду и помогаю мыться. Я стараюсь помогать им во всем. С того момента, как я приступила к работе, я имела дело со множеством пациентов, и все в Бени узнали о нас. Люди все больше верят в эффективность нашей работы, потому что видят, что больные выздоравливают. Конечно, нет недостатка и в тех, кому не так повезло. Когда эпидемия закончится, я, с Божьей помощью, буду искать себе другую работу!».
 
Гизлен Нзанзу Касирикани, 28 лет, занимается утилизацией защитной спецодежды
 
© Vincent Tremeau/Banque mondiale
Фото © Франк Битемо / Всемирный банк

«По образованию я агроном, но я не имел возможности работать, поскольку ситуация в провинции, где я живу, небезопасна, людей в сельской местности похищают. Поэтому в ноябре 2018 года я начал работать в ЦЛЭ в качестве разнорабочего. Сначала я занимался «опрыскиванием» [дезинфекцией подошв у людей при входе в Центр лечения лихорадки Эбола и выходе из него], а затем мне поручили утилизировать защитную спецодежду медицинских работников. Когда мы начинали работать, местные жители показывали на нас пальцем и были явно скептически настроены в отношении этой болезни. Но их отношение изменилось, когда члены их семей начали умирать. Сегодня мы встречаем все меньше противодействия со стороны общины в Бени. Если эта тенденция сохранится, то я уверен, что вскоре мы справимся с Эболой!».​

Присоединяйся к обсуждению