Syndicate content

Наглядная демонстрация моих мыслей об инвалидности

James Dooley Sullivan's picture
Эта страница на: English | Français | 中文 | Español | العربية

В декабре прошлого года Джеймс Дули Салливан упаковал свое инвалидное кресло и отправился на Ямайку. Салливан, видео-редактор и создатель визуальных эффектов вещательной и мультимедийной группы Всемирного банка, хотел своими глазами увидеть, что значит быть инвалидом в развивающейся стране. Он поделился своей историей в видеоролике и серии блогов.

Каждый раз я содрогаюсь при мысли о внешней силе, которая возникла в тот момент, когда я ударился о дерево, и о том, как эта сила прошла через мой сноуборд вверх по моей левой ноге и раздробила ее, а затем поднялась выше в мой позвоночник и сломала его пополам. Это продолжалось всего секунду, но я никогда не смогу перестать думать о том моменте. Теперь у меня появилась новая проблема, о которой я думаю постоянно, – пролежни.

Только представьте себе: я вернулся с Ямайки и очень хочу смонтировать документальный фильм о своих приключениях, своих мыслях и жизни людей, которых я там встречал. Вместо этого я лежу в горизонтальном положении и думаю, все время думаю об этой напасти.

 © James Dooley Sullivan

Пролежни могут возникнуть у любого, но инвалиды особенно уязвимы в этом отношении. Когда кость давит на плоть, тело протестует. Вы меняете свое положение автоматически, не задумываясь об этом. И наступает облегчение. Но я должен делать это осознанно, выполняя данный маневр приблизительно каждые десять минут. Я должен приподнимать свою пятую точку и переносить нагрузку с одной стороны на другую, чтобы мой таз получил передышку.

Однажды вечером, после того, как я вернулся из Кингстона, мои простыни смялись подо мной и во время ежедневного осмотра кожи я заметил небольшое покраснение. Я не сильно обеспокоился, ведь обычно моя кожа быстро восстанавливается. Кроме того, в тот момент мне было важнее поскорее закончить работу над фильмом. Да и мое финансовое положение вынуждало меня как можно быстрее приступить к работе.

Я испытывал сильное напряжение: очень важно было не отставать от графика работы, вести нормальное социальное существование и не казаться слабым калекой. Впервые в жизни я работал над тем, что меня действительно волнует, и я не был готов нарушить взятые на себя обязательства перед людьми, которых я встретил на Ямайке, из-за какого-то участка поврежденной кожи.

Я понимаю, что каждый человек испытывает то или иное напряжение, но люди с ограниченными возможностями испытывают его в большей степени, потому что мы не такие как все. Каждый раз, когда я выхожу из дома, я натягиваю на себя невидимый слой маскировки, который дает мне уверенность в себе и заставляет меня излучать независимость и силу. Я двигаюсь на своем инвалидном кресле, быстро перемещаясь и манипулируя дверями, чтобы не заставлять никого придерживать их для меня. А под маскировкой, однако, гораздо более хрупкое существо, которому требуются дополнительные усилия на подъемах, для того, чтобы открывать тяжелые двери, подниматься и спускаться по крутой лестнице. Моя мужская физическая сила дает мне возможность преодолевать практически любые мягкие ковры на пути. Но в конце 2016 года, это физическое и психическое напряжение, которое помогало мне двигаться вперед, резко ослабло.

 © World Bank

Мне пришлось сбавить обороты. Я должен был лечиться. У меня не было выбора. Прошло несколько месяцев, прежде чем я снова смог сесть за свой редакторский стол и начать работать.

К тому времени, как я вернулся к работе над своим фильмом о путешествии по Ямайке с Патриком Родином, я точно знал, что именно хотел рассказать. Мне просто хотелось, чтобы у меня было неограниченное время. Мне приходилось каждые пять минут напоминать себе о том, что невозможно втиснуть в 10-минутный фильм все, что мы с Патриком должны сказать. Но я хотел точно показать, чего именно можно добиться в двух разных странах при наличии достаточного времени, любви и внимания.

Патрик в своей характерной ямайской манере может сказать лучше, чем я, на что это похоже – оказаться в инвалидном кресле. «Когда ты едешь и не видишь никого в инвалидной коляске, мозг как бы отмечает – я такой один. Когда же ты видишь, как кто-то еще приближается к тебе в инвалидной коляске, ты думаешь – нет, я не один». Патрик и я – часть того, что в настоящее время является глобальным сообществом инвалидов, которое становится все более коммуникативным. Мы находим друг друга в Интернете и слышим свои голоса. Еще один блогер, еще один новый участник форума. На мой взгляд, этот процесс будет эпическим, он будет преобразовывать и вдохновлять, поскольку он разворачивается по всему миру. Как хорошая пандемия, которая лечит, а не разрушает.

© Laura Fravel

Патрик переделывает свой фургон и планирует сотворить из него нечто потрясающее. «Этот автомобиль сможет вмещать пять человек, сидящих в собственных инвалидных колясках, – объясняет он. – Это очень хорошо, мне это нравится. И еще мне нравится, когда 5-6 человек в инвалидных колясках собираются, чтобы отправиться куда-нибудь и провести время вместе».

Идея набиться в фургон для поездки в продуктовый магазин может показаться не такой уж революционной. Но для Патрика и его друзей важнее то, чтобы их увидели и отметили тот факт, что они существуют. Многие неимущие люди с ограниченными возможностями живут в сельских районах, в которых нет доступной среды. Такие люди остаются запертыми в своих домах. Их никто не видит и поэтому о них никто не думает. Когда ямайцы увидят, что в их мире существуют инвалиды, они осознают необходимость внесения изменений в окружающую среду, сделают ее более доступной. Патрик в первую очередь является лидером сообщества и наставником, а уже во вторую – механиком.

Я тоже взглянул на себя по-новому. Я – редактор и аниматор и этим я зарабатываю на жизнь. Но теперь я еще и педагог. Я могу использовать свою работу во Всемирном банке, чтобы рассказывать истории таких людей, как Патрик. Я могу сделать так, чтобы их увидели. Обратили на них внимание. Я хочу быть катализатором, который меняет не только восприятие людей, но и законы. Это довольно смелое заявление для неизвестного режиссера, никогда не изучавшего право. Надеюсь, это показывает насколько полученный опыт изменил меня.

Когда мой фильм был наконец завершен, меня попросили поехать в Нью-Йорк и показать его в ООН на 10-й сессии конференции государств-участников (COSP10) Конвенции о правах инвалидов. Знаменитое здание ООН было заполнено представителями таких стран, как Ямайка, которые обязались улучшить доступность для всех граждан-инвалидов. Многие из участников были, как и я, в инвалидных колясках, или были инвалидами по слуху, зрению или каким-либо иным причинам. Я был в своем сообществе.

© Laura Fravel

Когда мой фильм закончился и в зале зажегся свет, один из делегатов спросил меня, не могу ли я приехать в Африку, чтобы рассказать о проблемах инвалидности в его стране. Другой делегат спросил, могу ли я рассказать историю об обедневших инвалидах, которые вынуждены находиться дома в четырех стенах. Одна группа даже захотела сфотографироваться со мной и окружила мое кресло с улыбкой глядя в камеру. Это активизировало мое желание рассказывать больше историй о том, что всего лишь через несколько десятилетий должно стать новой нормой для миллионов людей с ограниченными возможностями по всему миру. Надеюсь, вы будете получать известия от нас и в дальнейшем.

Материалы по теме

Part one | Part two
 

Добавить новый комментарий

Plain text

  • Allowed HTML tags: <br> <p>
  • Автоматически добавляет параграфы и новые строки