Syndicate content

Что могут сделать для развития предприниматели, пользующиеся открытыми данными?

Donna Barne's picture
Эта страница на: English | 中文 | العربية | Español | Français

Четыре года назад Группа Всемирного банка открыла свои данные для общественности в надежде на то, что новаторы найдут новые способы их использования. Одновременно росло число правительств, которые также открывали свои данные, стремясь повысить свою подотчетность и стимулировать связанную с этими данными экономическую активность. Сегодня уже появилась категория предпринимателей, чей бизнес связан с открытыми данными. Только в Соединенных Штатах возникло около 500 компаний, пользующихся при ведении бизнеса открытыми данными, и подобные им структуры возникают повсюду в мире, даже в странах, отличающихся ограниченностью данных, не говоря уж об их открытости.

Пока что эта отрасль, опирающаяся на открытые данные, невелика по размерам, но есть основания рассчитывать на то, что по мере своего роста она сможет поднять дело обеспечения полезной информацией на новый уровень. Вот лишь несколько примеров: в Соединенных Штатах компании используют данные об энергетических предприятиях для стимулирования энергосбережения, данные из сферы образования – для того, чтобы помочь в поиске самых лучших школ, а данные из области здравоохранения – чтобы дать людям возможность уточнить симптомы заболевания и записаться на прием к врачу. Согласно расчетам, которые приводит в опубликованном в 2013 году исследовании консалтинговая компания McKinsey & Co., использование открытых данных могло бы способствовать росту доходности мировой экономики более чем на 3 трлн долл. США в год.

Но могут ли предприниматели, чей бизнес построен на использовании открытых данных, помочь в решении глобальных проблем и реально изменить ситуацию в развивающихся странах, в том числе в самых бедных и нестабильных? На недавно организованной Всемирным банком дискуссии этот вопрос рассматривался с участием представителей компании, которая одной из первых в частном секторе стала использовать открытые данные, – The Climate Corporation, – а также коммерческой фирмы Metabiota, которая занимается мониторингом новых болезней в развивающихся странах, и Джоэля Гурина, автора книги «Open Data Now» (Открытые данные сейчас) и координатора осуществляемого на базе Нью-Йоркского университета проекта Open Data 500.

Вкратце, ответ – «да», могут помочь и уже помогают, но при этом сталкиваются с рядом препятствий.
Например, компания Climate Corp. столкнется с определенными проблемами в развивающихся странах. Предоставляемое компанией страхование призвано помочь адаптации крестьян к последствиям изменения климата и основывается на сугубо местных, приуроченных к конкретным полям данных о погодных условиях, урожайности и особенностях почвы, а также на спутниковых данных и информации с финансовых рынков. Сможет ли она предлагать свои сложные разработки в развивающихся странах? Руководитель проекта Инес Капфан объясняет, что всё сводится к следующему вопросу: «Располагают ли эти страны данными метеорологических наблюдений? Зачастую мы сталкиваемся с тем, что центрального учреждения, в которое можно обратиться за метеорологическими данными, не существует». Она добавляет, что оказание услуг на таком же уровне в стране, где нет ни инфраструктуры метеостанций, ни учреждения, хранящего метеоданные, окажется для частного сектора задачей гигантского масштаба – «чтобы это обеспечить, потребуются большие инвестиции».

Фирма Metabiota уже работает в развивающихся странах и собирает данные о здоровье людей и животных. Выполняя американский правительственный подряд, компания собрала в 20 странах базу данных из 200 000 образцов. Однако ее усилия по мониторингу новых болезней и предупреждению эпидемий принесли бы больший эффект, если бы данные хранились в одном месте и в совместимых форматах, объясняет руководитель проекта Эш Касселман. «Сбор уточненных сводных данных в режиме реального времени – вот что даст нам максимум шансов решать такие проблемы на ранних этапах», – подчеркивает она. Что может помочь? Инвестиции в системы, облегчающие доступ к медицинским данным и их использование; совершенствование интеграции данных о состоянии здоровья людей и животных, способствующее повышению их надежности и доступности; а также открытие доступа к результатам исследований в целях ускорения решения проблем здравоохранения.

В Соединенных Штатах, Соединенном Королевстве и Европе количество предпринимателей, использующих открытые данные, растёт, однако в развивающихся странах, где доступно гораздо меньше данных, дело, вполне возможно, обстоит по-другому, замечает г-н Гурин. Вскоре в рамках проекта Open Data 500 будет опубликовано исследование, посвященное использованию компаниями государственных данных в Соединенных Штатах. Имеется в виду повторить этот опыт в других странах. «Сбор данных требует времени, денег и усилий, а в тех развивающихся странах, у которых иные приоритеты, информации в необходимой форме сплошь и рядом еще просто не существует», – объясняет он.

Одним из способов решить эту проблему было бы принятие правительствами, по итогам обсуждения этого вопроса с государственными ведомствами, частным сектором и иными сторонами, решения об установлении очередности раскрытия данных. Это помогло бы обеспечить надежность данных и их пригодность к использованию теми, кому они необходимы. Еще один способ – воспользоваться повсеместным распространением мобильных телефонов и создавать данные путем краудсорсинга. Это предполагает разработку приложений, которые можно было бы использовать на обычных мобильных телефонах для «обеспечения людей данными, которые они могли бы использовать», – отмечает Гурин.

В известной мере это уже происходит. Среди примеров – мобильная платформа обмена сообщениями Farmerline в Гане, в рамках которой голосовая связь и СМС используются для сбора данных, распространения информации о новых агротехнических приемах и прогнозов погоды среди крестьян, а также разработанное некоммерческой фирмой Ushahidi программное обеспечение с открытым исходным кодом, использовавшееся, например, для мониторинга гуманитарных операций на Гаити и в Японии. В Нигерии на платформе Tsaboin's Traffic Talk осуществляется краудсорсинг сообщений автомобилистов о состоянии уличного движения на основе данных о дорожной обстановке вблизи автобусных остановок в Лагосе.

Такие решения могли бы помочь разобраться со сложными проблемами в развивающихся странах. Быть может, они позволили бы смягчить голод, поразивший более двенадцати лет назад Малави, – такое мнение высказал Нил Фантом, координатор Инициативы открытых данных Всемирного банка, который наблюдал это бедствие своими глазами. Сбор данных об урожайности зерновых был поставлен неудовлетворительно, и когда начался неурожай, лица, принимавшие решения об импорте продовольствия и создании его запасов, не имели ясного представления о масштабах проблемы. Результатом стали нехватка продовольствия, высокие цены и голод. Сегодня «компании используют данные способы, которые мы могли бы перенять в интересах развития», – отмечает Фантом.

«Мы видим, какие сложные и изощренные способы использования данных разрабатываются для решения реальных экономических и социальных проблем», – добавляет Прасанна Лал Дас, руководитель Программы открытых финансовых данных Всемирного банка. Недавно Дас поделился некоторыми соображениями о том, как Группа Всемирного банка могла бы помочь частным фирмам в развивающихся странах, опирающимся в своем бизнесе на открытые данные. «Настоящие преобразования начнутся тогда, когда мы начнем проводить такую работу в развивающихся странах».

Добавить новый комментарий

Plain text

  • Allowed HTML tags: <br> <p>
  • Автоматически добавляет параграфы и новые строки
By submitting this form, you accept the Mollom privacy policy.