Центральная Азия: Первая экономическая рецессия за четверть века

|

Эта страница на:

Изображение
© World Bank

Впервые с 1995 года, со времён рецессии, связанной с переходом региона к рыночной экономике, Центральная Азия переживает экономическую рецессию.  Регион не испытывал сокращения ВВП ни после финансового кризиса 1998 года в России, когда рухнули мировые финансовые рынки и цены на нефть. Ни после глобального финансового кризиса 2008 года, отголоски которого страны мира ощущали на себе более десяти лет. Ни после резкого снижения цен на нефть в 2014-15 годах. Вплоть до пандемии COVID-19 в 2020 году.

 Chart, line chart

Description automatically generated


В Центральной Азии, сильно зависящей от экспорта сырья и денежных переводов, сокращение ВВП может составить 1,7 процента в 2020 году.  Таков прогноз опубликованного на днях Экономического обзора по региону

Есть три основных фактора, влияющих на экономический спад. 

Во-первых, это действия, предпринятые правительствами в регионе для спасения жизни людей – закрытие границ, ограничения перемещений и экономической активности. Целевые фискальные меры поддержки для домохозяйств и предприятий лишь частично смягчили последствия пандемии. Несмотря на то, что большинство карантинных ограничений в странах региона было снято к сентябрю, экономическая активность все еще находится на низком уровне. 

В Казахстане активность секторов торговли и развлечений по-прежнему на треть ниже показателей за январь 2020 года, а объемы розничной торговли упали почти на 12 процентов. В Таджикистане на 24 процента снизились перемещения людей, связанные с работой

В Узбекистане в августе число новых онлайн-объявлений о вакансиях оставалось поразительно низким, примерно на 74 процента ниже уровней 2019 года. К секторам с особенно сильным падением по сравнению с аналогичным периодом 2019 года относились туризм, отдых и развлечения (-94 процента); производство и энергетика (-93 процента); а также красота, фитнес и спорт (-95 процентов).

Во-вторых, резкое ослабление регионального и глобального спроса отрицательно сказалось на экспортных возможностях стран региона. Если во время глобального финансового кризиса 2008-2009 годов экономика Китая, важного торгового партнера Центральной Азии, показывала рост на уровне 9,5 процента в год, то в 2020 году она, вероятно, вырастет менее чем на 1 процент.

Кроме того, ситуацию усугубляют низкие темпы роста в еврозоне и в России, в свете чего экспорт из Кыргызской Республики и Узбекистана упал на 22 процента в январе-июле по сравнению с прошлым годом. 

Сокращение глобального спроса на сырьевые товары и падение мировых цен на них также повлияло на экспортный потенциал региона, для которого поставки за границу нефти, газа, золота и других минералов составляют более двух третей экспорта. Объемы нефтедобычи на гигантском месторождении Тенгиз в Казахстане упали на 12 процентов во втором квартале после присоединения страны к плану сокращения добычи в рамках ОПЕК+

В-третьих, снизились объемы денежных переводов – хотя худшие ожидания по этому показателю не оправдались. Кыргызская Республика и Таджикистан входят в число наиболее зависимых от переводов стран в мире. В январе-августе объемы переводов снизились на 12 процентов по сравнению с предыдущим годом , однако в марте и апреле высказывались опасения, что сокращение составит 40-50 процентов. 

Причиной этого можно назвать тот факт, что строительная отрасль России, в которой работает много мигрантов из Центральной Азии, не испытала серьезных ограничений из-за пандемии. Еще одна причина – стремление трудовых мигрантов сильнее поддержать свои семьи на родине в трудное время. Похожая тенденция наблюдается и в других странах, зависящих от денежных переводов извне

Падение объема денежных переводов и сокращение уровня доходов внутри страны сильно бьют по домохозяйствам, приводя к росту бедности после двадцати лет успешного её снижения. По оценкам Всемирного банкаиз-за экономических потрясений 2020 года от 1,4 до 1,9 миллиона жителей Центральной Азии окажется за чертой бедности в 3,2 доллара в день.  Эта формула используется для расчета порога бедности в странах с уровнем дохода ниже среднего. Таким образом, на этот регион будет приходиться почти 60 процентов населения Европы и Центральной Азии, недавно оказавшегося за чертой бедности. 

В 2021 году темпы роста в Центральной Азии могут восстановиться при условии оживления внешнего спроса, в том числе на сырьевые товары, умеренного роста цен на сырье и увеличения притока прямых иностранных инвестиций. Неопределенность, связанная с течением пандемии и сроками появления вакцины от COVID-19, является основным риском, который может повлиять на прогноз на 2021 год. 

Дальнейшее развитие региона определят два ключевых фактора. Во-первых, насколько успешными будут правительства в создании благоприятных условий для частного предпринимательства, обеспечив равные для всех правила игры и исключив фаворитизм в отношении тех предприятий, которые находятся в руках государства или элиты.

Более высокие госинвестиции в инфраструктуру призваны сыграть большую роль в создании условий для динамичного роста, драйвером которого должен стать частный сектор, будь то инвестиции в технологии и в экологичные чистые решения в  Казахстане и Узбекистане или более прозрачные и эффективные инвестиции в Таджикистане и Кыргызской Республике.

Второй фактор – это человеческий капитал, наиважнейший актив любой экономики. По данным недавно опубликованного «Индекса человеческого капитала», дети, родившиеся в странах Центральной Азии в наши дни, смогут реализовать свой потенциал человеческого капитала лишь на 50-63 процента.  

Этот показатель ниже среднего по региону Европы и Центральной Азии, и за последнее десятилетие он ухудшился. Следует отметить, что цитируемый нами доклад брал за основу данные прошлого года. Это означает, что в свете пандемии COVID-19 и сопряженных с ней проблем в сфере образования и здравоохранения, следует ждать дальнейшего падения индекса. 

В конечном счете, устойчивое и долгосрочное восстановление после кризиса будет зависеть от того, смогут ли правительства создать необходимую среду для развития частного сектора и трансформировать системы образования и здравоохранения так, чтобы не только компенсировать ущерб от пандемии, но и гарантировать качественное развитие. Регион Центральной Азии сможет полностью оправиться от наихудшего за 25 лет экономического спада, если будет следовать этому курсу.

Авторы

Lilia Burunciuc

World Bank Country Director for the Caribbean countries

Ivailo Izvorski

Lead Economist, Central Asia