Четыре основополагающих компонента восстановления, отвечающего интересам всех

|

Эта страница на:

Изображение
Shona Banu Begum, 55, lives in Patarkhola village of Ramzan Nagar union at Shyamnagar upazila in Satkhira with her son, daughter-in-law and their two grandchildren. She usually works in a brick kiln, while her son cannot perform heavy labour due to a heart condition. The Covid-19 pandemic and subsequent Cyclone Amphan took away whatever working opportunities that remained, leaving them in desperate need for more financial aid to make ends meet. Photo: © UN Women Asia and the Pacific

По состоянию на текущий месяц число жертв COVID-19 превысило один миллион человек, более 35 миллионов инфицировано. Во всех уголках мира сильнее всего страдают представители беднейших слоёв населения; согласно оценкам авторов недавно опубликованного доклада Всемирного банка «Бедность и всеобщее процветание», в этом году общемировые показатели крайней бедности вырастут, и это случится впервые за жизнь целого поколения.  

В одном только в 2020 году пандемия может стать причиной резкого увеличения численности лиц, живущих в крайней бедности: прирост составит от 88 до 115 миллионов человек. Это – самый значительный «откат назад» за всю историю попыток искоренить бедность. Кроме того, COVID-19 бьёт не только по этой категории населения: последствия ограничительных мер, внезапного прекращения различных видов экономической деятельности и снижения мобильности ощущаются шире, чем во время предшествующих кризисов. Среди «новых бедных», скорее всего, окажутся образованные горожане, занятые в неформальной сфере услуг и обрабатывающей промышленности, а не работники сельского хозяйства; серьёзно пострадают страны со средним уровнем доходов. Для женщин последствия окажутся более тяжёлыми, так как вероятность потери работы для них в два раза выше, чем для мужчин, на женщинах лежит основное бремя по содержанию дома и семьи во время самоизоляциии, и они чаще пропускают приём пищи в попытке компенсировать снижение доходов.   

В докладе также анализируются три фактора, которыми обусловлен этот регресс.  COVID-19 является самой новой угрозой, но такие проблемы, как конфликты и изменение климата препятствовали сокращению бедности десятилетиями; они по-прежнему ждут своего решения, и способны подорвать перспективы достижения цели, которую мы поставили перед собой к 2030 году. Так, в регионе Ближнего Востока и Северной Африки в период с 2013 по 2015 год показатели крайней бедности выросли почти в два раза, а затем, с 2015 по 2018 год, снова удвоились вследствие конфликтов на территории Сирии и Йемена. В 37 нестабильных и затронутых конфликтом государствах проживает 10 процентов мирового населения, но на них приходится 40 процентов общемировой численности бедных. В отсутствие решения проблем, связанных с изменением климата, к 2030 году бедными могут стать от 68 до 132 миллионов человек; особенно остро эта угроза ощущается в странах Африки к югу от Сахары и в регионе Южной Азии. Именно в этих «очагах» сосредоточена основная часть бедного населения планеты.   

Приведённые тревожные оценки основаны на фактических данных; они обозначают проблемы и указывают направления, которые должны стать приоритетными для осуществления оперативных и масштабных мер, чтобы помочь сотням миллионов наиболее нуждающихся. Представим себя на месте Шона Бану Бегум из Бангладеш: ей 55 лет, она живёт с сыном, невесткой и двумя внуками. Шона работала на обжиге кирпича, а её сын из-за болезни сердца не может заниматься тяжёлым физическим трудом. Из-за пандемии и последствий недавнего циклона она лишилась работы, и теперь семья едва сводит концы с концами.  

Другой пример – М’Балу Такер, семнадцатилетняя школьница из деревни в Сьерра-Леоне, - страны, пережившей конфликт. Такер участвует в программе, осуществляемой на средства IFC, в рамках которой девочек обучают мыловарению в качестве перспективного источника средств к существованию, а также мерам защиты от коронавируса. «Когда я вырасту, то хочу работать в банке и помогать своим родным.  Чтобы привлечь деньги в страну и поддержать мой народ», говорит она. Всем нам следует работать вместе, чтобы такие школьники как М’Балу могли реализовать свой потенциал и помочь в восстановлении своих сообществ.

Поэтому сегодня, по случаю проведения Дня искоренения бедности, мы должны взять на себя обязательство удвоить свои усилия, а также предпринять действия, чтобы преодолеть этот кризис и ускорить решение задач, обозначенных в повестке развития.

То, каким образом мир реагирует на текущий кризис, окажет самое непосредственное влияние на жизни людей, подобных Шоне и членам её семьи, М’Балу и миллионам других.  Из-за пандемии возникают беспрецедентные трудности, однако история показывает, что мир способен выходить из кризисов, которые кажутся непреодолимыми, если удаётся наладить сотрудничество и координацию. Неуклонное снижение уровня крайней бедности, которое наблюдалось в течение последних 25 лет, - наглядный пример того, что способно достичь мировое сообщество, если объединит свои усилия.   

В процессе реагирования на такое необычное сочетание последствий пандемии COVID-19, конфликтов и изменения климата главным приоритетом должно стать спасение жизни людей и восстановление источников средств к их существованию. Некоторые из механизмов, необходимых для достижения этого результата, уже имеются, например, системы социальной защиты: уже более 55 стран (таких как Бразилия и Индонезия) оперативно расширили масштабы государственных программ денежных трансфертов для населения. В других случаях мы можем помочь странам выработать меры реагирования с учётом их потребностей в конкретной ситуации; так, на Гаити Всемирный банк предоставляет финансовые средства, чтобы повысить качество тестирования и лечения, а также предупредить нехватку продовольствия за счёт поддержки сельскохозяйственного производства.  

Однако для того, чтобы обеспечить устойчивое восстановление, отвечающее интересам всех, миру необходимо продолжить заниматься системными проблемами в области развития. Нас ожидают непростые задачи, придётся действовать в условиях неопределённости, при наличии множества неизвестных факторов, но, тем не менее, мы должны двигаться вперёд, понимая, что от нас потребуется гибкость, адаптация подходов, а при необходимости – внесение корректив в свои действия.  Именно так действует Всемирный банк. 

В докладе «Бедность и всеобщее процветание» с опорой на фактический материал в разбивке по странам и регионам приведены оценки приоритетных направлений, которые для разных стран и регионов будут неодинаковыми. Наша реакция была быстрой и решительной: мы предоставляли финансирование и оказывали консультационную поддержку, призванную помочь нашим странам-клиентам выработать подходы, на которых строились бы чрезвычайные меры в сфере здравоохранения и программы восстановления экономики. К настоящему времени сформулированы четыре взаимосвязанных вывода; надеемся, что, опираясь на них, мы - Всемирный банк, правительства, партнёры и заинтересованные стороны - сможем эффективнее выстраивать наши совместные действия и быстрее проводить их в жизнь.  

  1. Прежде всего – углублённое изучение и повышение качества данных: в условиях неопределённости, вызванной пандемией COVID-19, правительства и их партнёры должны быстро намечать действенные меры реагирования и наращивать их масштабы. Странам необходимо учиться «на ходу» и делиться полученными результатами, фиксируя поступающие данные, проверяя их и обеспечивая к ним свободный доступ. Благодаря такому подходу формируется доверие в обществе; он способствует внедрению инноваций и осуществлению эффективных стратегий.  Открытый доступ к качественным данным важен всегда, и особенно – во время кризисов.  Кроме того, это позволит точнее определять контингент участников программ, типы программ, обеспечивающие защиту уязвимых категорий населения, таких как женщины, а также оценивать их результативность.
  2. Уменьшить разрыв между желаемыми и реальными результатами: очень часто между декларируемыми целями стратегий и практическими результатами их осуществления (то есть, между тем, чего ожидают граждане, и тем, что они видят в повседневной жизни) имеется большой разрыв. Необходимо уделять внимание не только тому, чтобы выстроить стратегии должным образом, но также развитию возможностей административных систем, на которые возложена реализация этих стратегий.  Так, применительно к системе социальной защиты речь может идти об укреплении её способности не только справляться с текущим кризисом, но и прогнозировать следующий кризис, а также о повышении эффективности предоставления услуг, например, за счёт внедрения цифровых платежей.
  3. Инвестиции в готовность и предупреждение: COVID-19, конфликты и изменение климата подчёркивают необходимость инвестиций в комплексные меры обеспечения готовности и предупреждения, - как в отдельных странах, так и в международном масштабе. Примером успешного международного сотрудничества служит Система предупреждения о цунами в Индийском океане. С её помощью координируется работа центров оповещения в пяти странах – Австралии, Индии, Индонезии, Малайзии и Таиланде, которые изначально были созданы независимо друг от друга после землетрясения и цунами 2004 года. Страны Африки оказались лучше подготовлены к ситуации с COVID-19 благодаря урокам, извлечённым из опыта борьбы со вспышками лихорадки Эбола. Здесь сотрудничество возглавили региональные агентства, такие как Региональная программа повышения эффективности систем эпидемиологического надзора (в Западной и Центральной Африке) и Проект по взаимодействию государственных медицинских лабораторий в Восточной Африке.
  4. Расширение сотрудничества и укрепление координации: Во время кризисов сотрудничество и координация жизненно необходимы, чтобы сформировать солидарность среди населения пострадавших районов, и добиться того, чтобы решения, принимаемые государством, выглядели убедительно и вызывали доверие. Как показал опыт стран, предпринимавших абсолютно разные меры реагирования на COVID-19, акцент на сотрудничестве и координации особенно важен для организации решительных коллективных действий с самого начала кризиса. Координацию и сотрудничество необходимо наладить между партнёрами по развитию и конкретной страной, в общегосударственном масштабе между структурами национального правительства и между национальными и местными органами власти, между обществом в целом, государством и неправительственными сектором – частными структурами, НГО и общественными организациями.