В пределах возможного: политэкономические аспекты декарбонизации

|

Эта страница на:

Изображение
Участник акции протеста держит плакат с надписью "Климат меняется. Почему мы не делаем этого?"
Photo: Markus Spiske/Unsplash

Политическая экономия – деликатная тема. На индивидуальном уровне причины того, что люди делают и думают, носят исключительно личностный и даже личный характер. Но в совокупности мысли, чувства и поведение людей – это факторы, формирующие текущие и будущие события. 

Очень хочется уклониться от анализа или рассмотрения политэкономических вопросов из-за боязни спровоцировать ненужные споры. Однако, как показывают успехи и неудачи прошедшего десятилетия, тем, кто отвечает за разработку климатической политики, такая позиция не подходит.

Страны мира объединились вокруг Парижского соглашения по вопросам изменения климата, обязавшись удерживать прирост глобальной средней температуры ниже 2oC сверх доиндустриальных уровней и прилагать усилия к тому, чтобы ограничить рост температуры полутора градусами по Цельсию. Более 70 стран, на долю которых приходится 76% общемирового объема выбросов, взяли обязательство добиться нулевого баланса выбросов. Тем временем, стоимость низкоуглеродных технологий снизилась, а их потенциал повысился.

Если бы люди руководствовались исключительно научными и экономическими соображениями, то к настоящему времени климатический кризис уже был бы наполовину преодолен.  Однако это не так, о чем однозначно свидетельствует последний доклад МГЭИК. Более того, он и не будет преодолен, если вопросы политической экономии не будут учитываться так же тщательно, как научно-экономические аспекты изменения климата.  

Изучая примеры успешной борьбы с последствиями изменения климата в разных странах мира, мы склонны обращать внимание, главным образом, на содержание осуществляемых стратегий, будь то климатически оптимизированное сельское хозяйство, возобновляемые источники энергии или «зеленые» строительные нормы и правила. Это, безусловно, полезно. Но не менее полезно снять шелуху деталей, чтобы обнажить основополагающие характеристики успешных стратегий. Делая это, мы невольно проводим переоценку того, что считается возможным.

Как показано в публикации «В пределах возможного: политэкономические аспекты декарбонизации» (“Within Reach: The Political Economy of Decarbonization”), преодоление политэкономических барьеров вполне возможно. Однако для этого правительства должны взять на вооружение определенные подходы.


Во-первых, необходимо осознать, что к политической экономии нельзя относиться как к статическому явлению. Скорее, это динамическая взаимосвязь, меняющаяся с течением времени. Фактически, у правительств есть возможность стратегического формирования изменений политической экономии за счет осуществления мер, которые со временем получат поддержку.

Добиваясь поддержки того, что они хотят сделать, политики сознательно расставляют приоритеты и выбирают слова, чтобы изменить умы людей. Кроме того, правительства могут устранить разрыв между тем, что возможно, и тем, что необходимо, намеренно продвигая стратегии, которые будут хорошо восприняты если не всеми, то большинством. Это, в свою очередь, облегчает дальнейшие действия. Согласно известному афоризму, «новая стратегия рождает новую политику».

Во-вторых, необходим всесторонний анализ того, что действительно мотивирует людей. Готовность людей принять и поддержать климатическую политику обусловлена не только страхом перед экстремальными последствиями изменения климата или возможностью получения личных выгод. Есть случаи, когда прямые бенефициары конкретных мер климатической политики все равно сопротивляются им, потому что считают их несправедливыми или незаконными.

Иногда главным фактором, определяющим взгляды конкретных людей на меры противодействия изменению климата, являются их убеждения, а не бюджеты. Да, правительствам нужны достоверные данные для того, чтобы просто определить, в чем заключаются затраты и выгоды. Но им нужно понимать, что это только половина уравнения.

В-третьих, необходим прагматический поход. Это легче сказать, чем сделать. По мере того, как научные выводы становятся все более мрачными, а сроки все более сжатыми, возникает соблазн занять более жесткую позицию в части реализации стратегии реагирования, которая считается адекватной. Это желание нужно побороть. Оно лишь будет закрывать имеющиеся возможности. Наоборот, определяя, каким образом можно достичь поставленных климатических целей, нужно проявлять больше гибкости, осознавая, что это откроет больше дверей, чем закроет.

На практике это требует, чтобы правительства гораздо больше думали о своих оппонентах – и о сути их возражений, и о том, насколько они могут затормозить или застопорить работу. Нужно понять, на что они опираются (не строя при этом догадок), и дать им определенное пространство.

Задача сокращения выбросов сейчас актуальна, как никогда. Предложенный в этой публикации подход отнюдь не предполагает снижения темпов преобразований. Как раз наоборот. Начав с того, что возможно, правительства могут набрать динамику и ускорить внедрение новых технологий, формирование новой экономики и разработку новых стратегий, что позволит ускорить перемены.

Преодолеть политэкономические барьеры нелегко. Легче поверить в то, что, если люди просто поймут научные аспекты изменения климата, они будут поддерживать усилия, направленные на сокращение выбросов Или в то, что, если климатическая политика выгодна для человека, он будет ее поддерживать. В определенной степени это верно, но одного этого недостаточно.

Зная о том, что уже сделано, и понимая насущную необходимость того, что осталось сделать, правительства должны отдавать предпочтение активным мерам борьбы с изменением климата, которые учитывают парадоксы человеческой природы и носят, прежде всего, прагматический характер. Успех борьбы с изменением климата в течение ближайшего десятилетия и последующие годы зависит от того, смогут ли правительства использовать свою власть не только для обеспечения экономического и технологического благополучия, но и для решения проблем политической экономии.

Авторы

Юрген Фёгеле

Вице-президент Всемирного банка по вопросам устойчивого развития

Присоединяйся к обсуждению