Для беднейших стран полная опасность коронавируса начинает проявляться только сейчас

|

Эта страница на:

Preparations for screening and preventing potential coronavirus (COVID-19) arriving in the Democratic Republic of Congo from Brazzaville, Republic of Congo. Photo: © Hugh Kinsella Cunningham/World Health Organization
Подготовка к выявлению и предотвращению потенциального проникновения коронавируса (COVID-19) в Демократическую Республику Конго из Браззавиля (Республика Конго).
Фото: © Хью Кинселла Каннингем/Всемирная организация здравоохранения.

Спустя три месяца после начала вспышки заболевания нетрудно понять, что такое пандемия COVID-19: это человеческая трагедия, которая представляет собой самый сильный удар по глобальной экономике со времен Второй мировой войны. Она вызвала стремительно развивающуюся кризисную ситуацию в системах здравоохранения всех стран – как развитых, так и развивающихся, – и привела к беспрецедентным по своим масштабам социально-экономическим последствиям.

Однако для беднейших стран опасность в полной мере начинает проявляться только сейчас. Они столкнутся с кризисом находясь в крайне неблагоприятном положении: их системы здравоохранения слабо развиты, доступ к важнейшим медицинским ресурсам ограничен, их экономика недостаточно устойчива и в значительной степени зависит от торговли. В скором времени беднейшие страны мира могут оказаться в осадном положении по всем направлениям, и тогда во всем мире будет ощущаться угроза медико-санитарной, экономической и социальной катастрофы. Подобная ситуация может привести к более широкому распространению вируса и поставить под угрозу перспективы восстановления глобальной экономики.

"Сотрудничество, направленное на оказание помощи этим странам в минимизации ущерба, является не только моральным императивом, но и отвечает мировым интересам"

Сотрудничество, направленное на оказание помощи этим странам в минимизации ущерба, является не только моральным императивом, но и отвечает мировым интересам. Стратегический выбор, который мы делаем сегодня, будет оказывать долгосрочное воздействие на способность развивающихся стран реагировать на медико-санитарный и экономический кризис. Слишком многие страны проводят политику, чреватую риском нарушения доступа к медикаментам и дестабилизации рынков продовольствия. Из многолетнего опыта мы знаем, что такая стратегия не только неэффективна, но и фактически усугубляет вред, который она призвана смягчить. Разумнее применять скоординированный подход к наращиванию производства и удовлетворению потребностей наиболее уязвимых слоев населения.

До сих пор подавляющее большинство зарегистрированных случаев инфицирования COVID-19 приходилось на развитые страны, хотя в ближайшие месяцы показатели численности инфицированных в развивающихся странах могут существенно возрасти. Однако экономический ущерб распространяется одновременно как на спрос, так и на предложение, что отражается на грузоперевозках, торговле, финансовых операциях, товарных рынках и доверии со стороны инвесторов. Семнадцать стран с наибольшим числом случаев заболевания COVID-19 являются жизненно важными узлами глобальных торговых сетей, что усиливает негативные экономические последствия для развивающихся стран.

«Расширение ограничений на экспорт усугубляет дефицит товаров и ведет к росту цен».

Пандемия уже привела к глобальной нехватке товаров медицинского назначения. Расширение ограничений на экспорт усугубляет дефицит товаров и ведет к росту цен. В Группе Всемирного банка мы недавно создали новую базу данных для отслеживания последствий такой стратегии. С ее помощью мы выявляем слабые места, имеющиеся y развивающихся стран в области поставок медицинских принадлежностей: 20 развивающихся стран с наибольшим количеством случаев инфицирования COVID-19 получают 80 процентов критически важных медицинских товаров, относящихся к категории COVID-19, всего лишь из пяти стран. Кроме того, по данным нашего анализа существующие экспортные ограничения, скорее всего, приведут к росту цен на медицинские маски более чем на 20%. Если ограничения будут расти, цены поднимутся более чем на 40%.

Затем может наступить дефицит продовольствия. Именно в этом случае мы сможем взять передышку, потому что уровень производства основных продуктов питания в 2020 году, как ожидается, будет очень высоким. Поэтому в настоящее время обеспечение продовольствием не является проблемой. Но дефицит может быть вызван перебоями в цепочках поставок, нехваткой рабочей силы по мере того, как люди заболевают, и снижением активности предприятий малого и среднего бизнеса, многие из которых могут обанкротиться. Например, китайский экспорт сельскохозяйственной продукции в первые два месяца этого года сократился на 12 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

«Ограничение экспорта продовольствия с целью увеличения его доступности на внутреннем рынке является совершенно неправильной реакцией в данных обстоятельствах».

И здесь опять все происходит в результате действий, предпринимаемых лишь несколькими странами. Ограничение экспорта продовольствия с целью увеличения его доступности на внутреннем рынке является совершенно неправильной реакцией в данных обстоятельствах. Как мы усвоили из опыта продовольственного кризиса 2008-2011 годов, подобные меры привели к росту мировых цен на продукты питания в среднем на 13 %, а на рис – на 45 %. В большей степени пострадают беднейшие страны, которые в значительной степени зависят от импорта продовольствия. Развивающиеся страны в среднем получают 80% импортируемого продовольствия всего лишь от трех стран-экспортеров. Для стран с нестабильной экономикой находящихся в состоянии конфликта эта доля составляет более 90%, что делает их еще более уязвимыми вследствие изменения политики стран-экспортеров.

Последовательный глобальный подход, делающий упор на международное сотрудничество, а также на открытую и основанную на правилах торговую систему, будет иметь важное значение для обеспечения быстрого реагирования в условиях, когда растущий уровень инфицирования и болезненные для развивающихся стран экономические последствия будут распространяться на них со стороны стран с развитой экономикой. Вот почему недавно я настоятельно призвала министров торговли стран Большой двадцатки незамедлительно принять конкретные меры и одновременно добиваться параллельных действий со стороны всех членов Всемирной торговой организации:

  • Ограничение и упорядочивание введения новых экспортных ограничений на важнейшие медицинские товары, продукты питания или другие жизненно важные товары.
  • Устранение или снижение тарифов и необоснованных препятствий на импорт продукции, связанной с противодействием распространению COVID-19, продуктов питания и других жизненно важных товаров.
  • Обеспечение безопасного пересечения границ для жизненно важных товаров.
  • Обеспечение постоянного доступа МСП к капиталу и торговому финансированию.

Правительства всех стран должны незамедлительно принять меры по устранению опасности нехватки важнейших продуктов. Координация закупок таких поставок будет иметь важное значение для экономически эффективного наращивания производства и обеспечения быстрого перемещения товаров из зон, где имеются излишки, в зоны, где ощущается их нехватка.

В этой сфере деятельности Всемирный банк берет на себя особенно активную роль: мы предлагаем осуществлять Закупки при содействии банка, позволяющие нашим странам-клиентам бесплатно получать доступ к крайне необходимым медикаментам и оборудованию. Мы поможем определить существующих поставщиков с имеющимися запасами, договоримся о ценах и условиях. Затем заемщики сами будут подписывать и заключать договоры с поставщиками, включая обеспечение соответствующей логистики. Кроме того, с помощью наших программ кредитования малого и среднего бизнеса мы оказываем поддержку в перепрофилировании предприятий, где это возможно, на производство медицинских товаров.

«Во всей нашей работе приоритетом является обеспечение быстрых и гибких ответных мер по ограничению воздействия COVID-19 при одновременном укреплении международного сотрудничества».

Во всей нашей работе приоритетом является обеспечение быстрых и гибких ответных мер по ограничению воздействия COVID-19 при одновременном укреплении международного сотрудничества. В прошлом месяце мы утвердили Механизм ускоренного финансирования в размере $14 млрд для оказания помощи странам и предприятиям в их усилиях по предупреждению, выявлению и принятию ответных мер по отношению к пандемии, который включает в себя также финансирование торговли и кредитные средства МФК.

По мере того, как мы вступаем в следующую фазу реагирования – период восстановления и выхода из кризиса, – стратегически правильные действия и международное сотрудничество приобретают еще большее значение. Группа Всемирного банка и Международный валютный фонд (МВФ) призвали к приостановке выплат в счет погашения задолженности теми странами МАР, которые просят проявить понимание и предоставить им дополнительные финансовые возможности. Кроме того, в течение следующих 15 месяцев мы готовы предоставить развивающимся странам до $160 млрд в виде долгосрочной финансовой поддержки их усилий по реагированию на кризис и повышению устойчивости на пути к восстановлению.

«Страны, которые остаются глобально интегрированными, будут иметь наилучшие возможности для эффективного реагирования в краткосрочной перспективе и более быстрого восстановления в среднесрочной перспективе».

За последние три месяца стремительное и беспорядочное распространение смертоносного вируса развеяло любые сомнения в масштабах той опасности, которую он представляет. Противостоять этой опасности в одиночку более не представляется возможным. Страны, которые остаются глобально интегрированными, будут иметь наилучшие возможности для эффективного реагирования в краткосрочной перспективе и более быстрого восстановления в среднесрочной перспективе. Мы выйдем из кризиса еще более сильными, если все вместе будем работать с четкой ориентацией на будущее.

 

Присоединяйся к обсуждению